Вячеслав Лейкин о книге “Инициалы”

«В тот единственный сад, на единственный суд»

        Изощрявший до невозможности своё игривое перо Владимир Набоков неоднократно утверждал, что искренность в литературе, особенно в поэзии, нехороша, неприемлема, просто даже неприлична.

        Но стихи юной особы, протаптывающей свою персональную тропинку на Парнас, не могут не быть искренними.

        Они – стихи – тому прежде всего и служат, чтобы запредельно искренне разобраться в удивительных хитросплетениях происходящего, в заморачивающей смеси восторга и ужаса перед тем хотя бы непростым ощущением, «…что и лето, и жизнь бесконечны в начале»…

        Говорено и писано многократно, что поэзия должна быть, – ну, скажем, – простодушна, но сиё никак не отменяет изобразительных изысков, версических затей, точных и неожиданный деталей.

        В предлагаемом собрании стихов всего этого предостаточно, и в счастливом, порою трогательном соединении с вышеобозначенной искренностью эффект возникает самый убедительный.

О любви:  

        «Исчезнем мы, исчезнут лес и камни,

        Дымок костра и волн упрямых лбы,

        Так почему нельзя любить тебя мне,

        Секунды отнимая от судьбы?»

О свободе: 

        «В степь – как в бездну. Без цели. Без звёзд.

        В жизнь – как в ночь. Бесшабашно и бойко.

        Средь костров, и копыт, и колёс

        Отыщи меня в таборе, Лойко».

Ещё о любви, растерянно – афористичное:

        «К чему мне ты, когда сама не знаю,

        Зачем мне я?»

Об учителе («Памяти учителя музыки»):

           «И он теперь богат одним оболом,

        И в Лосево давно остыли угли,

        И горько слышать «Похороны куклы»,

        И больно, если пахнет корвалолом…»

        Подобных свидетельств изящного ума, неробкого и неутомительно воплощаемого чувства, тонкого вкуса в книжке не перечесть.

        И ещё одно несомненное достоинство у этих стихов: они светлы, трепетны, ненавязчиво позитивны и напрочь лишены желчных укоризн, изломанных жестов, безумных гримас и всей этой тяжеловесно-глумливой иронии, столь в наше время популярной…

           Последнее время довольно часто и слишком даже публично муссируется некий изрядно уже заигранный предмет: долго ли ещё протянет поэзия в наш супертехнологический век.

           Но приходит талантливая юность. Но Интернет перегружен стихами. Но повсюду ежегодные поэтические фестивали.  

           И вот эта книга, книга стихов великолепной Калерии Соколовой, нелишний раз  подтверждает нашу догадку и даже уверенность: Поэзия жива.  И как обычно, как это всегда бывало – всё только начинается.

Вячеслав Лейкин